Мечта, ставшая явью. Мнение о фильме «28 панфиловцев» — Place for Plays

Мечта, ставшая явью. Мнение о фильме «28 панфиловцев»

Когда Ленин говорил о том, что важнейшим из искусств является кино, он смотрел в будущее. Только, вот, что интересно, этот взгляд уже давно вышел за рамки его жизни и жизни даже страны, которую он создавал. Вроде бы, прошло почти сто лет, а кино всё также важно, и, как ничто иное, способно транслировать идеи в умы простых обывателей. Правда, фокус слегка сместился с «кино как кино», на кино как сериалы«», но то не суть: народ что 100 лет назад плохо разбирался в окружающем его мире, что сейчас — усложнение социальной структуры, да повсеместная информатизация делают среднестатистического человека зависимым от мифов и стереотипов в большей степени, чем крестьян ещё лет 200-300 назад. Ну, а что касается кино — там всё очень непросто.

Творческую элиту за последние 20-30 лет бросало из крайности в крайность. С одной стороны — наследие Советского Союза с героическими памфлетами подвигам предков и судьбами отдельных солдат, которые являли собой образцы людей с сильной волей и безукоризненными моральными качествами. С другой — идейная свобода и возможность рассматривать Победу под иным углом, возможность увидеть в истории не только героизм, но и низость, идиотизм и чванство. И, что самое главное, возвести их в абсолют в желании донести свою идею до масс из-за горечи осознания, что за красивыми словами скрывались нелицеприятные факты. Продолжение «Утомлённых солнцем» — это грань, перейдя которую творческие элиты довели рядового зрителя до озлобления. Патриотический подъём от обратного чуть позже отлично ляжет на патриотический поворот государственной идеологии, произошедший в контексте событий 2011-2013 годов. Когда появилась идея снять фильм о героях-панфиловцах, она идеально легла на прошлый опыт неприятия разоблачительных лент и смогла заполнить тогдашнюю нишу фильмов о Великой Отечественной войне, от просмотра которых не хотелось бы плеваться.


«28 панфиловцев» — это фильм-идея того, что в России можно снять хорошее кино, лишённое либерального разоблачительства и идеологического навершия советских лент. Грубо говоря, это такой фильм, который хотел бы видеть человек, искренне любящий Россию. Он бы хотел видеть простую историю без голливудщины (привет «Сталинград»), без любовной линии, без идиотов-офицеров, без штрафбата, без неоднозначности. Он хотел бы видеть простую военную драму, в которой советские солдаты борются с врагом и побеждают его с трудом, с потерями, с надрывом, но побеждают. И он его получил.

Проблема тут в другом — фильм зашкаливающе простой. И дело касается не только самой структуры (почти полное отсутствие развития персонажей, но упор на раскрытие через диалоги), но и тех идей, которые он несёт в себе. Есть враг, есть мы. Враг нам угрожает, нам нужно его победить. Есть Родина-земля, её нужно защищать. Есть Отечество, его нужно тоже защищать. Есть народ — это мы, мы хотим жить на Родине в своём Отечестве и, если надо, готовы умереть. Но лучше остаться в живых. В какой-то момент один из героев задаёт политруку вопрос: «А разве оно всё может быть так просто». «Да», — отвечает политрук, — «Может». И для кого-то этот фильм вполне может стать отдушиной, возможностью увидеть войну такой, какой её хочется видеть. И видеть героев, которые являются простыми людьми и которые наделены человечностью. Большая часть диалогов в фильме — это истории, которые рассказывают друг другу солдаты, и шутки, которыми они разгоняют тяжёлую атмосферу. И от этого в них хочется верить и им хочется сопереживать. Потому что в них нет ничего такого, чтобы заставило считать их антагонистами, ведь антагонист тут только один — фашистский захватчик. И да, с моей точки зрения его тоже не помешало бы показать как обычного человека, но это моя точка зрения. Это мне хочется видеть неоднозначность, видеть осознание авторами, что война не нужна, и что убийства людей вряд ли можно назвать геройством. Но я не являюсь в данный момент целевой аудиторией этой картины. Она не для меня — она для них, тех людей кто жертвовал на неё свои деньги и жаждал увидеть войну на экране именно такой — простой, понятной, доступной.


Однако важно сказать и ещё кое-что: фильм очень сильно находится в идейных рамках современности. Порой даже приходится одёргивать себя и напоминать, что это фильм про 1941, а не по 2010-й. Ни разу не упоминается Советский Союз, не звучат имена вождей и полководцев. В разговорах встречаются слова «русские», «казахи», «наши», «Россия». Герои часто заводят разговоры о мифах и победах былых времён, сравнивают себя с 300 спартанцами и шутят, что в памяти потомков их маленькая победа будет куда как важнее, чем сейчас. Сценаристы ломают четвёртую стену, дабы заранее отгородиться от возможной критики в их адрес и между делом умасливают тех, кто давал им деньги (тот же МинКульт Казахстана). Выглядит это странно, но вписывается в общие рамки идеи картины — дать поверившим в создателей фильма того, что они хотят. И они получают.


Не буду отрицать, что «28 панфиловцев» могут стать образчиком военной драмы в российском кинематографе. В нём есть всё, что хочется видеть в фильме о войне, но при этом снят он так, что от просмотра получаешь удовольствие, даже если не всегда согласен с тем, что пытается донести фильм. И это хорошо, ведь фильм становится чем-то большим, нежели простая идеологическая поделка. Он имеет свою художественную ценность. И, наверное да, лучше такое, чем опусы Никиты Михалкова.

By | 2016-11-27T22:46:36+03:00 27/11/2016|Categories: Фильмы|1 Comment