Ничто не канон, всё можно адаптировать. Мнение о фильме «Кредо убийцы»

Assassin’s Creed — это в каком-то смысле игровая серия, на которой я вырос. За годы её существования было сказано много и хороших и плохих слов об играх этого франчайза, но глупо отрицать то, что эта серия оказала влияние и на игровую индустрию в целом, и на мышление игроков в частности. «Кредо убийцы» — это симулятор различных игровых эпох, в каждой из которых разворачивается противостояние двух группировок: ассасинов и тамплиеров. Первое в этом, отчасти выдуманном, мире неразрывно связано со вторым, но отсюда и следует очень важный вопрос: а что в этом франчайзе важнее — противостояние двух сект или возможность побывать в реконструированном прошлом? Если вы ещё не посмотрели фильм Assassin’s Creed, то, скорее всего, даже до конца не понимаете, почему этот вопрос столь важен, а если посмотрели — ну, вы уже знаете ответ, который дали Ubisoft.

Как и любой фильм по игре, «Кредо убийцы» можно рассматривать с двух противоположных, но всё же не сильно различных позиций: как игровую адаптацию и как просто фильм. Видеоигровые сценарии заметно отличаются от сценариев фильмов, но механика построения сценариев первых не отрицает механику вторых, как не отрицает кино законы драматургии театральных постановок. Каждая из этих форм репрезентации авторской задумки обладает своим набором выразительных средств и своим «языком». Но, в отличии от кино или театра (в классическом их виде, без учёта «театра импровизаций» и «интерактивных фильмов»), игры обладают интерактивной составляющей и позволяют зрителю непосредственно воздействовать на мир, историю и персонажей в определённых рамках. И это качественно отличает взаимодействие с игрой от взаимодействия с фильмом. Грубо говоря, игра позволяет игроку быть не только зрителем, но и соучастником, позволяет ему влиять на события и героев (пусть и в определённых рамках), позволяет собственным волевым (или «властным») воздействием менять мир. И в этом контексте очень забавно наблюдать за событиями фильма: тамплиеры пытаются завладеть яблоком Эдема (в котором содержится генетический код свободы воли), чтобы подчинить себе людей. И, что ещё более комично, на мета-уровне сам фильм можно считать реализацией желания тамплиеров (в игровой вселенной, кстати, сами Ubisoft, за счёт аллюзий и отсылок, сравнивают себя с Абстерго) отнять у человека (игрока) возможности влиять на мир.


Если рассматривать фильм как игровую адаптацию, то первой проблемой станет то, как игровую вселенную преподнесли в фильме. Я не просто так сказал в самом начале, что очень многое зависит от понимания сюжета самой игры. Для меня заговоры, артефакты и предтечи всегда были катализатором развития события, игровой условностью, которая позволяла мне как игроку перемещаться в прошлое. Погружение в историю всегда было для меня важнее теории заговора жидомасонов тамплиеров, но именно на это был сделан акцент в фильме. Не спорю, что фильм в этом аспекте смог сделать несколько интересных находок («склонность к насилию» у ассасинов, идеалистическое желание тамплиеров очистить мир от «насилия»), но, в конечном итоге, в моих глазах скатился в постыдную конспирологию и мистику на пустом месте. И дело не только в фильме — дело в самом источнике, который при превращении в полуторачасовую историю стал унылой калькой с Дэна Брауна и программ с телеканала Рен-ТВ. Противостояние тамплиеров и ассасинов — это в первую очередь противостояние различных способов мышления. Первые видят образ «идеального мира» и пытаются выстроить его с помощью артефактов Древних; вторые — отрицают мораль и ценности, а оттого отрицают и саму идею «идеального мира для всех», построенного на одном наборе ценностей. Возможно, ассасины понимают, что ценности различны, а мораль, отсюда, относительна и оттого считают, что «идеальный мир» должен строиться на несколько иных принципах взаимодействия. Но тут у нас другая проблема — «кредо ассасинов» становится точно такой же ценностью, и оттого они скатываются в банальный макиавеллизм. Будь у них хоть какая-нибудь позитивная программа (да те же договорные теории от просветителей, которые точно так же отодвигали мораль на второй план), то эта вечная борьба двух сторон могла бы хоть принимать неожиданные обороты, но ради существования франчайза разработчики ограничились лишь установками «мы считаем что нужно делать так, и потому будем это делать» и «мы считаем, что вы не правы, и потому убьём всех вас».

Правда, не забываем что весь мир этой вселенной конспирологичен, и поэтому все многообразные явления жизни человеческих обществ сводятся к борьбе тамплиеров и ассасинов. В конкретной исторической ситуации тамплиеры всегда сидят «наверху», а ассасины, при участии деятелей науки и культуры, им противостоят и, в конечном итоге, побеждают. Однако, учитывая, что в «настоящем» тамплиеры всё равно оказываются «наверху», получается что или ассасины что-то не уследили, или те, кому ассасины дали возможность взять в руки власть, сами стали тамплиерами. Для ассасинов чуть ли не каждый, у кого есть власть, является тамплиером. Но человеческое общество иерархично, а любой, обладающий властью, будет пытаться её сохранить и оттого будет давать ассасинам моральное право его убить. И убить всех тех, кто будет защищать «текущее положение вещей». Все ассасины — это, в первую очередь, двинутые на всю голову анархисты, видящие везде опасность, тамплиеров и заговоры. Сама же игровая серия — это симулятор психопата. Но этого нам этого никогда не покажут в играх или фильмах, потому что из-за этого разрушится целостность всей вселенной. И именно поэтому фильм Assassin’s Creed — это очередная сказка о том, как бесстрашные бойцы-акробаты спасают мир от тирании злодеев.


При этом, мне было очень интересно наблюдать внутреннее устройство Абстерго до того, как она стала компанией развлекательных симуляций (период Black Flag). Холодные тона, стерильные коридоры, серые одежды, которые напоминают скорее об антиутопичных картинках. Изменённая механика работы Анимуса, которая позволяет создавать очень крутые сцены со всполохами дыма и тенями давно умерших людей. Безумно крутые сцены с погружением в историю, шикарная визуализация программного интерфейса. Но при всём при этом часть сцен, созданных полностью с помощью компьютерной графики, умудряется портить впечатление. И дело не в том, что пресловутый «графен» режет глаз, а в том, как ведёт себя камера в такие моменты. При просмотре сразу становится видно, где снимали на натуре, а где нет. И разница настолько велика, что просто хочется тыкать в экран во время просмотра со словами: «Это выглядит реалистично. Это нет. Вот тут хорошо совместили. Вот тут ужасно. Халтура. Снова халтура. Нереалистичное поведение камеры. Реалистичное. Нет. Снова нет. Тут неплохо. Тут плохо». И так каждый раз, когда действие перемещается из настоящего в прошлое.

Но самое ужасное состоит в том, что путешествия в прошлое и события в настоящем кардинально отличаются по динамике происходящего. Если каждую сцену в прошлом хочется пересмотреть снова, то большую часть диалогов в настоящем хочется просто пропустить. Герои с серьёзными лицами ведут заунывные диалоги и вгоняют в сон. Несмотря на то, что основной сюжет разворачивается в настоящем, за ним следить нет никакого желания, во многом из-за того, что каждый второй твист вымучен, и может быть оправдан лишь желанием сценаристов впихнуть повествование в полтора часа экранного времени. Абстерго почти узнали где находится яблоко? А, не важно, если они не найдут его местоположение через 2 дня, то их проект закроют. Отец мог сразу сказать сыну-Фассбендеру, почему убил его мать сразу, но вместо этого стоял и молчал. Котийяр была обманута отцом и создала кучу супер-эффективных убийц-социопатов, а когда её отец был убит одним из этих убийц, то стала обвинять убийцу, а не себя или отца. На этом фоне простая, как палка, история про испанских ассасинов, которой уделено, дай бог, треть фильма, выглядит на голову выше мыльной драмы в настоящем времени.


Проблема ленты Assassin’s Creed состоит в том, что это, по большей части, скучный и неинтересный фильм, который так старается побыстрее раскрыть суть своей вселенной, что сам и не замечает, как начинает заваливаться на бок от количества ненужных деталей. Этот фильм мог быть всецело посвящён истории средневековой Испании, но в финале Фассбендер мог бы очнуться в настоящем и сказать, что нашёл, где скрыто яблоко. И это был бы отличный клиффхэнгер для второй части, которая бы оказалась целиком посвящена событиям в настоящем. Однако, структура игры такова, что всегда есть 2 параллельно развивающиеся истории — в настоящем и прошлом. А если мы делаем «видеоигровую адаптацию», то обязательно должны совместить 2 этих элемента в 1 картине. Почему короткометражка Assassin’s Creed Lineage была столь хороша? — Да потому что она была посвящена одному герою в одной исторической эпохе и имела стройный и цельный сюжет. Он был простым, но этого было достаточно. Была бы она столь же крутой, если бы повествование в ней скакало туда-сюда во времени? — Не думаю.

Помните, как создатели «Кредо убийцы» говорили, что их фильм разделит все видеоигровые адаптации на «до» и «после» выхода фильма? Так вот, они были правы: нехер переносить события игр на большой экран, ориентируясь на подачу истории в видеоиграх. Снимайте, блядь, кино.

P.S.

В моём кинотеатре показывали версию, в которой не было субтитров на испанскую речь и на латынь. То есть треть фильма я смотрел без перевода.

Опубликовал | 07/01/2017|Categories: Фильмы|Tags: |комментария 4

About the Author:

Главный редактор портала Place for Plays и педагог-политолог по образованию. Люблю Warhammer 40,000, "Плоский мир" и вообще любые произведения с качественным ворлдбилдингом и раскрытием персонажей.
  • Хороший у тебя кинотеатр и переводы там хорошие 🙂

  • Phosis

    Я вот только что с сеанса и согласен с создателями, на мой взгляд да это новый уровень фильмов по играм,убогий Варкрафт даже рядом не валялся. экшен сцены прекрасны, один только побег с казни лучше всего все того же Варкрафта. И мне очень жадь что критиканские эстеты опять все обосрали и фильм не взлетит и на этом нормальное игровое кино кончится.

  • Kolbaska

    Кто-то до сих пор верит что фильм по игре может быть чудесным?))

    • Ну есть же хорошие фильмы. Тот же Resident Evil первый вполне неплох, Silent Hill первый тоже вполне. Если сесть и вспомнить, можно ещё нашкребсти примеров