Почти творец. Мнение о комиксе «Скульптор» — Place for Plays

Почти творец. Мнение о комиксе «Скульптор»

Другой Дэвид Смит с детства хотел быть скульптором, несмотря на то, что его мать была художником, а отец писателем. Год за годом он шёл по этому пути, желая обрести славу, ведь какой ты скульптор, если не способен оставить своё имя в истории, а? Да и вообще, какой ты человек, если не способен добиться столь сильного успеха, что спустя столетия после твоей смерти люди вспоминали тебя за твои достижения? Но мечты и чаяния порой сложно воплотить в жизнь, сколь сильно бы ты не старался это сделать. Сегодня Дэвиду Смиту исполнилось 26, и свои последние деньги он потратил на выпивку в обычной кафешке. Дни его славы, пусть небольшой, но всё же славы, прошли. За последнее время он не смог создать ничего сколь бы ни было значимого, но это не значит, что он готов останавливаться. Только куда двигаться? За счёт каких ресурсов? Всё, что у Дэвида осталось — это его жизнь. И он даже готов пожертвовать ей ради искусства… что он, в принципе, и делает.

Только не надо думать, что этот комикс будет наполнен «фаустовским» добром, злом, борьбой Бога и Люцифера — нет, не будет. Есть лишь герой, который потерял своих родственников одного за другим, затем девушку… и остался наедине со своим стремлением стать скульптором и страхом, что однажды его имя забудется. Он находится на том этапе жизни, когда жить-то уже не хочется, ведь единственное дело, которое имело для него смысл, бессмысленно из-за его творческих неудач и вызванной ими глубокой депрессии. А раз уж сама смерть предлагает Дэвиду способность одним прикосновением заставлять изменяться любой материал по его воле, то как уж тут не согласиться? 200 дней? Вполне неплохой срок, чтобы создать что-то такое, что оставит его имя в веках. Правда, сделать это оказывается не так просто.

Буквально за полтора месяца герой умудряется заполнить всю свою студию работами, каждая из которых является отражением какого-либо момента его жизни. Его друг детства Олли, который заведует галерей, приходит в восторг от увиденного, но критики и представители выставочных залов испытывают главным образом разочарование и скуку. «Они хотели увидеть цельную концепцию!», — изрекает Олли за несколько минут до прихода влиятельных зрителей. «Я хотел показать всё сразу», — отвечает Дэвид.


Чем дальше заходит повествование, чем больше читатель узнаёт о герое, тем сильнее становится заметен очевидный факт: Дэвид ведёт себя как импульсивный подросток. В свои 26 лет он не умеет общаться с девушками, с трудом понимает окружающих людей и фанатично придерживается своих принципов, которые постоянно становятся причинами конфликтов с окружающими его людьми. Он свято верит в искусство, сам не до конца понимая, чем оно является, и что в итоге он должен создать, чтобы быть замеченным. Ближе к концу истории герой понимает, что его творчество не должно ограничиваться стенами галерей, и выходит творить на улицу. Одна его скульптура оказывается необычнее другой, но в конечном итоге его самой великой работой становится та, в которую он вкладывает определенный и ясный посыл:«великолепие новой жизни».


Но эта линия на самом деле является довольно неочевидной, и я смог разглядеть её лишь после прочтения другой работы Скотта Макклауда — «Понимание комикса». В седьмой главе он описывает шаги, которые должен пройти творец, чтобы создать своё произведение, и первым из них является «идея» — тот посыл, который хочет донести автор через своё произведение. И пока герой комикса «Скульптор» Дэвид не доходит до осознания этого факта, его работы так и остаются интересными визуально, но пустыми внутренне. Я прочитал этот комикс два раза: один — до прочтения «Понимания», второй раз — после. И если читать произведение вне этого контекста, то оно воспринимается несколько иначе.

Вторая линия, которая начинается в первой главе и заканчивается в пятой, последней главе — это линия взаимоотношений Дэвида и девушки Мэг. Их знакомство фантастично, а взаимоотношения приземленны. У Мэг есть парень, а Дэвиду негде жить и работать, день за днём отсчитывая свои дни до смерти. Дэвид влюбляется в Мэг с первой секунды их знакомства, и в конечном итоге они сходятся, но уже живя с ней вместе, герой открывает для себя мир сызнова. Друзья, оказывается, вполне могут быть «семьёй», а люди смертны и забываются в итоге все. И это просто нужно принять. В общем, на уровне проговариваемых идей «Скульптор» скорее вызывает лёгкое недоумение, нежели восхищение. Зато вот неочевидные вещи у Скотта получаются куда как лучше.


При чтении комиксов у меня очень часто возникает проблема одновременного восприятия текста и картинки: они как-будто бы живут в разных мирах и очень туго находят «общий язык». Но у «Скульптора» такой проблемы нет совершенно: текст и изображение идеально гармонируют, и сам комикс от этого читается очень легко. Почему так? Да просто Скотт на этом собаку съел, и уж кому как не ему уметь работать с панелями, заполнением кадров и цветом. Кстати, этот комикс выполнен лишь в сине-чёрной цветовой гамме, но всё равно очень часто поражает красотой рисунка, а в какие-то минуты будоражит сознание своим минимализмом.

Издательство Азбука-Аттикус выпустило этот комикс почти полгода назад, но я добрался до него лишь сейчас. И в целом остался куда как более доволен им, чем если бы прочитал его сразу после выхода, ведь сейчас я прочитал “Скульптора” параллельно с «Пониманием комикса». Эта история — в первую очередь история об искусстве и уж потом о человеческих взаимоотношениях, несмотря на то, что они оказываются куда как важнее. Сам по себе комикс очень объемный, ведь занимает почти 500 плотных страниц, облачённых в твёрдый переплёт и суперобложку.

А приобрести том всегда можно вот здесь, в магазине «Лавка Комиксов АПЕЛЬСИН» или в любом комикс-шопе вашего города.

А если вы живёте в Екатеринбурге, то всегда можете забежать в Got Comics.