«Метеора» под прицелом: «глубокая» аналитика. Часть первая — Place for Plays

«Метеора» под прицелом: «глубокая» аналитика. Часть первая

Доброго времени суток. Хотите прочесть более-менее структурированный поток сознания? Да? Что ж, тогда, я надеюсь, у меня получится удовлетворить вашу потребность огромным количеством букв.

По моему мнению, комиксы на территории постсоветского пространства всегда были вещью довольно экзотической. К ним было довольно своеобразное отношение, но несмотря на это, они продавались, их коллекционировали и даже официально локализировали, но вот до выпуска своих собственных печатных изданий доходили единицы. Однако так не могло продолжаться вечно.

В 2011 году появились Bubble, которые в течение года пытались выпускать свой «юмористический альманах», а после плюнули на всё и издали сразу три линейки комиксов. К подобной новости я отнёсся с определённым скепсисом, но Bubble всё ещё живы и выпускают три новые серии, расширяя свою комикс-вселенную. Получилось ли у них что-то качественное, учли ли они ошибки, допущенные при выпуске первых линеек комиксов? Ну, как говориться, пятьдесят на пятьдесят. Поэтому-то и давайте разбираться поподробнее, и начнём это делать с комикса, начавшего выходить в 2014 году — «Метеоры».

Какая деталь присуща всем художественным произведениям? Конфликт. Так или иначе, любое художественное произведение, как завещали нам первопроходцы театрального искусства, концентрируется вокруг какого-либо конфликта. Внутреннего или внешнего — не суть важно. Главное, чтобы конфликт был, ведь именно благодаря конфликту происходит раскрытие и развитие персонажей. Конфликт служит действующей силой во всех произведениях, будь то Звездные войны или Время приключений, и чем острее конфликт, тем интереснее за ним наблюдать. В теории.

Одним из типов конфликта является внутренний конфликт, который может выражаться во многих ипостасях. Это может быть конфликт с собственным телом: хромота, боль в спине. Это может быть конфликт с собственными эмоциями и желаниями: гневом, завистью и прочим. Проявление внутреннего конфликта в произведении дает нам лучше понять персонажа.

Для того, чтобы конфликт возник, персонаж должен представлять из себя четко сформированную структуру из внутренних ценностей. Грубо говоря, у персонажа должен присутствовать своеобразный кодекс чести. Кодекс, который будет подвержен определенной критике на протяжении всего произведения. Поэтому автор должен в самом начале произведения обрисовать этот кодекс, дать нам, зрителям, отправную точку, начало координат, чтобы мы могли понять, насколько сильные изменения произошли внутри героя.

Для примера возьмём двух персонажей из сериала «Во все тяжкие»:

Уолтер Уайт — учитель химии, примерный семьянин, примерный муж и любящий отец. В начале сериала он и муху не обидит, а в конце — не мелочится с заказными убийствами и угрожает оружием собственной семье.

Был добряк, стал злодей. Из крайности в крайность. Герой проходит через огромные страдания по пути из одного состояния, в другое.

Вот другой пример:

Сол Гудман — адвокат. Хитрый, пронырливый, острый на язык. НО верный своим нанимателям даже несмотря на то, что из-за них его могли не раз посадить и даже убить. Верность является его выбором, которому он следует до конца.

У героя есть «кодекс чести”, из-за которого тот постоянно страдает. Но именно благодаря его соблюдению персонаж нам и интересен. Ведь если бы Сол оказался очередным трусливым предателем, мы бы даже его и не запомнили. А о нём, вон, отдельный сериал снимают.

В комиксах, особенно о супергероях, персонаж в начале своего пути выстраивает свой «кодекс чести”, которому следует на протяжении дальнейших глав. Подобная модель поведения заставляет персонажа страдать, и именно страдание является главным фактором к сопереживанию героя.

Заметьте, страдать, а не ныть, это важно. Страдание не обязательно должно выражаться в муках героя от неразделенной любви или в желании убить кого-то. В роли этого конфликта может выступить даже тяга к курению, которая будет упираться в желание героя бросить.

Страдания являются производной конфликта, а посему неделимы.

А теперь перейдём от теории к практике.

В Метеоре у нас присутствуют три главных действующих лица: Алёна «Метеора» Кузнецова, Пуш и Зигги. И так как мы имеем дело с устоявшейся командой, авторы в первых главах должны были нам показать кем эти «люди» являются по жизни.

К сожалению, нам и правда показывают довольно сильную взбалмошность главной героини. Что, собственно, и указано в начале комикса:

Она легко ведётся на провокации, действует дерзко, и, да, рискованно. Это простые и всем понятные человеческие качества, которые мы можем с легкостью осознать и воспринять. Вот только для цельного образа этого мало, они не образуют собой структуру, которая даст понять, что за персонаж перед нами. Персонажа не надо раскрывать на первых же страницах, надо просто дать понять, с каким типажом мы имеем дело. Проблема в том, что в типаже зачастую имеются компенсирующие противоречия.

Уолтер Уайт — мягкий, но умный.

Сол Гудман — хитрый, но верный.

В Метеоре этого нет, в ней есть только резкие черты, на которых долго тянуть персонажа невозможно. Должно быть что-то ещё, например, расчётливость, хитрость или дальновидность — те качества, которые могут быть присущи лидеру. В ином случае дерзость очень быстро выйдет боком, что, собственно, и случается в последующих главах, и персонаж быстро выдыхается. Из-за этого Алена абсолютно не воспринимается как лидер, не даже как просто интересный персонаж. А всё из-за того, что в ней есть только те качества, которые предписаны ей в начале.

Данные утверждения отлично подкрепляются 2 и 3 главами.

В них Метеора хочет прорваться сквозь блокаду на Землю. Данная блокада существует вокруг каждой планеты с «недоразвитыми» расами, ведь из-за своего низкого уровня развития они не смогут адекватно принять инопланетное сообщество, что может привести к непоправимым последствиям. И данные инциденты уже происходили. Поэтому если Метеора попадёт на Землю, то уже никогда не сможет вернутся в космос, соответственно, никогда больше не увидится с Пушем и Зигги.

А теперь внимание, нам дают ясно понять, что она знает этих инопланетян примерно с 10 лет, отца она лишилась, а значит, эти существа заменяли ей семью примерно 15 лет. За это время она должна была породнится с ними, они должны были стать для неё настоящей роднёй. С ними она переживала самые счастливые и горестные моменты, они научили её всему, в том числе выживанию в космосе, и несмотря на это всё, она им нагло врёт об отсутствии планов на очередной прорыв. А после с улыбочкой на лице идёт покупать новый корабль и совершать очередную попытку.

Вы только задумайтесь о том, как эта девочка ранит чувства своих товарищей, если ей всё-таки удастся попасть на Землю. Как бы отреагировали ваши родители/парень/девушка/жена/муж, если бы вы просто в определённый момент собрали свои манатки и исчезли в неизвестном направлении? Представили? А как бы вы чувствовали себя, проделывая всё это? Причём ладно, если бы вы рассорились со всеми, и это было бы импульсивным поступком, так нет же, вам просто всегда хотелось путешествовать, и поэтому вы собрались и, никого не предупредив, смотались в неизвестном направлении.

Данный момент происходит на стыке второй и третьей главы — это только начало большой истории. Нам могли показать, как Метеора разрывается между желанием попасть домой к матери и желанием остаться со своими друзьями. Нам могли показать довольно душещипательный момент, который бы оголил пред нами душу персонажа. Мы бы увидели, что за этой дерзкой натурой скрывается что-то большее, что-то любящее, что-то, что полностью противоречит её экспрессивности. Увидели, что она понимает, насколько это опасно, понимает, что больше никогда не увидит своих друзей, но всё равно делает это.

Но хрен там, Алёнка чимчикует дальше по сюжету. Внутри неё не разгорается конфликт, она не страдает, пытаясь решиться, возможно, на самый главный поступок во всей её жизни. Авторы теряют столь важный момент раскрытия персонажа, они не дают читателям столь важный для понимания героя эмоциональный опыт. Из-за чего персонаж кажется пустым даже несмотря на довольно трагичную предысторию. Мы не понимаем, как она видит мир, как она относится к инопланетным персонажам. Авторы не демонстрируют её внутренние ценности, что крайне плохо сказывается на её восприятии. Она выглядит великовозрастным ребенком, который из-за свербления в причинном месте постоянно ввязывается в авантюры, потакая своим эгоистичным желаниям, и при этом втягивает в эту каламуть своих друзей, под конец лишь из разу в раз повторяя: «Я больше так не буду…».

Если искать пример подобного, но хорошо проработанного персонажа, то стоит обратить внимание на Реви из «Black Lagoon».

Она тоже довольно дерзкий, безбашенный персонаж. Собственно, этими качествами она и подкупает зрителя. Вот только в серии о затонувшей субмарине между ней и Роком происходит диалог, в ходе которого нам на простых примерах показывают, как Реви видит мир, как его чувствует. Мы видим причины её безрассудства и безбашенности. Мы видим её душу, какая она внутри, и что скрывается за всей её агрессивностью.

И что немаловажно, Реви является бойцом, человеком, которому безбашенность «к лицу”, а место капитана занимает более уравновешенны и опытный персонаж. И к подобному распределению не возникает претензий, ведь оно подкреплено логикой, а не важностью центрального персонажа.

С раскрытием Метеоры авторы прошляпились, сделав из неё, как это лаконично указано в описании Пуша, «вспыльчивую дикарку». И ничего более. К слову о Пуше.

Пуш — это прямоходящий кот, сдержанный и хладнокровный. По сути он олицетворяет типаж бывалого, наученного жизнью человека со своими скелетами в шкафу, благодаря чему отлично контрастирует на фоне безалаберности «капитана”. Да, я осознаю, что данный ход был сделан намеренно, и сделан правильно, вот только проблема в том, что контраст играет лишь в пользу Пуша, что ещё больше принижает Метеору. В пользу подобной ситуации сыграло ещё и то, как подавался персонаж.

Изначально он просто был приспешником главной героини, но приспешником, который делал обдуманные действия и предлагал логичные варианты, тем самым выделяясь на её фоне. Персонаж был простым, у него были лишь пару граней, которые, несмотря на своё количество, обрисовывали типаж. И если бы авторы хотели оставлять его именно в роли приспешника, то они должны были ограничиться этим гранями. Но они сделали «ошибку”, они дали Пушу четко прописанную предысторию.

Он наследный принц, его род вырезали при государственном перевороте, и теперь он скитается по галактике, а его возлюбленная должна выйти за другого.

Его история трагична, и, как по мне, подана невнятно. НО. Авторы установили у персонажа четкую причинно-следственную связь, сделав тем самым персонажа, во-первых, многогранным, а во-вторых, комплексным. Случилось это из-за того, что мы понимаем, какие решения сделал персонаж в прошлом, и как эти решения повлияли и отразились на нём и его восприятии окружающего мира.

Он может попытаться вернуться на престол. Он способен это сделать. НО он принял решение и следует ему. Он ненавидит народ, который предал его, и помогает землянке, за которой будет следовать до конца. Скитание — его самоличный выбор, который он сделал осознано. У него есть позиция, есть «кодекс чести”.

Пуш — спокойный, но яростный. Ненавидящий одних, но любящий других.

В Пуше есть противоречия и есть свои спорные моменты. Собственно, из-за этого Пуш и выигрывает у Метеоры, которая никак не реагирует на свои же неудачи.

Если искать ближайшие сравнения, то этот персонаж мне напомнил Джона из «Blacksad»’а, особенно сильно он это сделал в 13 главе.

И мне очень понравилась 13 глава, в ней происходит довольно мало событий, но повествование ведётся от лица Пуша, что выглядит довольно интересно. В ней он должен найти лекарство от космической радиации для Метеоры. И вся глава посвящена походу в «аптеку”. Но на протяжении всего повествования нас сопровождает внутренний монолог Пуша, который позволяет нам узнать его мнение и реакцию на сложившуюся ситуацию. В этой главе мы наблюдаем его субъективную точку зрения, мы видим мир его глазами. Пусть и на довольно короткий промежуток времени, но мы можем понять, что творится у него в голове. В отличии от Алёны, внутренний монолог которой появляется в единичных случаях и никак не раскрывает персонажа.

Пуш получился интереснее и выразительнее за счёт своей комплексности, многогранности. Этот персонаж гораздо интереснее главной героини, но из-за того, что он лишь приспешник, то вынужден влачится где-то на периферии. Из-за чего его подача слабовата, но видно, что персонаж работает, и его потенциал хоть как-то используют.

А вот кто последним похвастать явно не может, так это третий член комманды — Зигги.

Зигги – это синешерстный антропоморфный хомяк-шулер.

Пожалуй, это всё, что о нем можно сказать. Он абсолютно не держится в памяти и скорее служит для создания комик релифов. Но несмотря на комедийную направленность, его поведение, впрочем, как и шутки, нельзя назвать смешным или бесящим.

Персонаж блекл и кажется лишним. Что по сути дела так и есть. Если заглянуть в дополнительные материалы по Метеоре, то можно узнать, что изначально Зигги отсутствовал в команде и добавлен был самым последним, что хорошо чувствуется. Чувствуется, что авторы не понимают, как использовать данного персонажа. Да, он является довольно важной фигурой в одной из сюжетных арок. Но, если на его место поставить кого-нибудь другого, то толком ничего и не изменится.

Хотя, тот потенциал, который в него заложили, должен подтверждать обратное.

Этот «хомяк» принадлежит расе махокусов – существам, которые, впитав чужую ДНК, становятся похожи на её обладателя и приобретают их «расовые особенности”.

Зигги – это хомяк-Фантомас, и простор для использования его способностей если не безграничен, то довольно велик. Ведь сколько во Вселенной рас, столько метаморфоз он может совершить. И несмотря на это за 18 глав он применял эту способность лишь дважды. Это мало? Да я бы предпочел видеть это если не постоянно, то хотя бы при любой удачной возможности. И такие возможности за 18 глав появлялись ещё как минимум пару раз.

Наверное, стоит сравнить подобного персонажа с Джейком из Времени приключений — псом, умеющим принимать любую форму и делающим это по несколько раз за серию, но я, пожалуй, проведу аналогию с главным героем из фильмом «Маска”, который с Джимом Керри. Главный герой фильма для выхода из сложной ситуации постоянно использовал маску, которая каждый раз преображала его в новой форме. На каждую ситуацию у маски был новый образ который помогал эффектно и эффективно устранить проблему. Точно так же и Зигги мог каждый раз использовать свою способность, принимая всё новые и новые занятные формы. Это было бы хотя бы находчиво и интересно. Но вместо этого он использует мех. Да, я могу понять, маленький персонаж в большом мехе, вон в «Парагоне» такой есть, и это не единичный пример. Мех — это, конечно, хорошо и даже уместно, но всё равно когда есть более интересная альтернатива, вводить такой банальный элемент — довольно странное, если не глупое, решение.

Впрочем, если учесть, что Зигги ни разу не использовал свой заявленный изобретательский гений, то понимаешь, что персонажа опять таки создали лишь для внедрения комедийной составляющей, которая довольно слаба. Про характер же сказать нечего, Зигги — это вороватый хомяк-шуллер, который был добавлен для количества и ничего более.

По задумке авторов эти три героя должны представлять из себя команду. Но что такое команда? Команда — это люди, объединённые одной целью, действующие вместе и в общих интересах. Те, кто могут прийти друг другу на выручку и не подставлять своих же. Вот помните фильм «Команда А”? Вот там — команда, а здесь нет. Здесь — сборище персонажей, обитающих на одном корабле лишь из-за авторского «НАДО». Между ними нет ни взаимопонимания, ни открытости, ни какой-то общности. И если бы этого «НАДО» не было, то команда давно бы уже развалилась, и инициатором этого развала стала бы как раз сама Метеора.

На этом же пока и закончим, ибо наш разговор не быстр, а вторая половина будет уже через неделю. И посему:

To be continued…
Далі буде…

Ну и конечно же:

See You Space Cowboy…

By | 2017-04-09T14:40:29+03:00 04/09/2016|Categories: Комиксы|Tags: , , |0 Comments