Почему вам нужно обязательно прочесть книгу Пола Клейнмана «Психология. Люди, концепции, эксперименты»

Вы помните, когда в последний раз открывали учебник по психологии? Хотя, лучше спросить: а помните, когда вы в последний раз открывали хоть какой-то учебник? И сильно продвинулись в его прочтении? Или открыли на нужной вам главе, пробежали глазами и закрыли, поняв, что необходимого вам знания в нём нет, м? И я ни в коем случае не желаю вас в чём-то обвинить — подавляющее большинство современных школьных и вузовских учебников написаны ужасно и оформлены соответствующе. И сильнее всего страдают учебники гуманитарных наук. Светлые мечты просветителей об «энциклопедии», которая бы содержала все необходимые для человека знания, разбились при встрече с жестокой реальностью на тысячи мелких осколков, а на нашу долю выпала доля учиться по статьям на википедии и прочих калоотстойниках усреднённого знания.

Мы живём в понятиях, введённых в оборот в 19-м веке, но за сто лет использования почти каждое из них приобрело сотни оттенков и значений, зачастую находящихся очень далеко от изначальных. Наложение смыслов заметно не только в обыденном словоупотреблении, но и в научном дискурсе — учёные тоже люди и знать всё никому из них не дано. Это не мешает им жить, писать научные статьи и печатать книги под своими именами, но порождает противоречия не просто на уровне принципов, парадигм и школ, но и на уровне неявных смыслов, тянущихся коннатационным шлейфом из глубин истории. Для людей, не погружённых в научные диспуты, это оборачивается настоящим кошмаром: разночтение часто употребляемых слов становится причиной конфликтов, когда дело касается чьих-либо интересов.

Примерно так выглядит сознание среднестатистического школьника, который прочитал от корки до корки учебник по «Обществознанию».

В сфере общего образования подобное становится геморроем для учителей и учеников, ведь дидактические материалы (например, учебники Боголюбова по «обществознанию», по которым учатся в большинстве российских школ) не просто не помогают понять тему, а даже ещё больше запутывают ученика, обладающего повседневным знанием. И желание посидеть на двух стульях сразу — научить и воспитать одновременно — лишь усугубляет положение. Вместо более-менее стройного понимания мира, взаимосвязей между отдельными его элементами, закономерностей протекания реакций в голове у среднего ученика образуется каша с вишенкой в виде необходимости сдать выпускные стандартизированные экзамены.

Надо ли предполагать, что в подобных условиях сознание каждого отдельного человека — это сборник разрозненных знаний и принципов, которые вполне могут противоречить друг другу? А теперь добавим к этому и то, что большинство школьных учебников отстали от актуального уровня развития гуманитарных наук лет на 50-70, и получим, что знания об окружающем человека мире оказываются просто-напросто не актуальны. И это сказывается также и на том, как люди понимают не только мир, но и самих себя и, соответственно, своё место в мире. А такими людьми куда как проще манипулировать и, как следствие, управлять. И если не хочется быть легкоуправляемым, то нужно набираться знаний, которые помогут ориентироваться в жизни. И, как вы уже поняли, учебники для этого дела непригодны.

В отличии от большинства книг, которые за время своего существования выпустило издательство «Манн, Иванов и Фербер», «Психология» Пола Клейнмана является не очередной (пусть хорошей) инструкцией как достичь чего-либо и не представляет из себя узкопредметный разговор на бизнес-тематику — эта книга во многом хороша как путеводитель по истории психологии всего 20-го века. И, что самое важное, эта книга ни в коем разе не похожа на привычный и ненавидимый (причём, вполне обоснованно) многими «учебник по психологии». Разделы посвящены отдельным учёным или определённым темам, а сама форма изложения является максимально простой и доступной для человека почти любого возраста — слава информационному стилю и опыту работы Пола Клейнмана в роли журналиста и блогера.

Как это бывает со многими, на первых курсах мне было тяжело обработать огромные объёмы информации, а некоторый материал казался настолько оторванным от реальности, что вообще не усваивался мною. Однако я жадно ловил слова каждого препода, рассказывающего о том, что помогало мне объяснить окружающую меня реальность. Как итог — я нахватался знаний, сложившихся у меня в определённую картинку, но которые не были привязаны ни к конкретным исследователям, ни к конкретным методологиям. И именно поэтому чтение данной книги стало для меня увлекательным путешествием, итогом которого стали ответы на один очень важный вопрос: «Откуда я знаю то, что знаю?»

Фрейд думает, как бы ещё принизить женщин в своих работах: суфражистки так сильно завидуют пенисоносцам, что уже добились права избирать. Так и до права быть избранными дойдёт.

За сто лет развития психология как дисциплина смогла растворить в себе психоанализ Фрейда (в случае неофрейдистов — доработать и расширить), перерасти бихевиоризм и достичь когнитивно-поведенческой психотерапии. Как и любая гуманитарная наука психология пытается структурировать всё многообразие человеческого мышления и восприятия в виде понятных схем, концептов и подтвердить верность гипотез исследователей посредством экспериментов. Некоторые вещи при чтении могут показаться очевидными для нас с вами, но всегда надо отдавать себе отчёт в том, что ещё 50-60 лет назад эти «очевидные» вещи были доказаны экспериментально. Люди в группах стремятся к конформности? Позитивно и негативно окрашенная информация о человеке, которую мы получили до момента знакомства с ним, будет влиять на наше восприятие при первой встрече с ним? Взаимодействия матери и ребёнка не ограничиваются лишь грудным вскармливанием? Сила авторитета влияет на поведение людей? — Это не было известно всем и всегда, но учёные доказали, что это (и не только это) именно таково. И мир, в котором мы живём, был создан не только силами изобретателей, но и за счёт исследований в гуманитарной сфере.

Большая часть этой книги посвящена становлению психологии и первопроходцам этой науки. И именно поэтому самой актуальной оказывается примерно последняя треть книги — она повествует о более поздних открытиях, которые имеют куда как большее значение для нас с вами. В первой же половине, которая повествует больше о психоанализе и бихевиоризме, не хватает контекстных вставок и развёрнутой критики с указанием, что именно до сих пор используется и активно применяется. При чтении вам всё равно придётся держать в голове, что многое из написанного в первой половине 20-го века (и на опыте США) слабо соотносится с реалиями 21-го века (и культурными особенностями различных регионов мира), а Клейнман в собственном пересказе останавливается на фразе «ну, это оказало значительное влияние на развитие психологии». Можно было бы сказать куда как больше, но даже обозначенное является хорошим подспорьем в изучении психологии.

На мой взгляд, «Психология» является той книгой, которая подойдёт как для школьника/абитуриента, так и для студента/выпускника университета. Клейнман не ожидает от читателя запредельного уровня познаний, но и не относится к нему свысока, а просто в максимально доступной форме и кратком изложении преподносит самые важные и значимые факты и мысли, которые были результатом работы десятков и сотен человек. Я не заставляю вас читать эту книгу целиком, но было бы приятно, если бы вы хотя бы пробежались по содержанию и задались вопросом: «А интересно ли мне узнать об этом побольше?»

Опубликовал | 16/03/2017|Categories: Книги, Научпоп|0 комментариев

About the Author:

Педагог-политолог по образованию, люблю Warhammer 40,000, «Плоский мир» и вообще любые произведения с качественным ворлдбилдингом и раскрытием персонажей.