«Могли бы хотя бы в ближайшее отделение заскочить, глянуть как оно там». Почему в России зачастую так остро воспринимают отечественное кино

Троица воров в масках хоккеистов из советского мультика решили грабануть местный банк. К слову, банк этот похож на что угодно, кроме отделения российского банка. Да, ребята вручную строили декорации, но могли бы хотя бы в ближайшее отделение заскочить, глянуть, как оно там.

Евгений Говорин о короткометражном фильме «Майор Гром»

«Защитники» — убедительный ответ на вечный вопрос, почему нам никогда не сравняться с Голливудом даже в собственном прокате: редкие исключения лишь подтверждают правило. А еще — замечательное наглядное пособие по нынешней концепции патриотизма. Это коллективная готовность сражаться, беспрекословно подчиняясь приказам Минобороны (при том, что как минимум двое Защитников не являются гражданами России), против любого одиночки-энтузиаста — его усилия априори могут быть только деструктивными, никакими больше. Единственная идеология — готовность убивать тех, кого назначат врагом твои кураторы… или куратовы.

Антон Долин о фильме «Защитники»

Не так давно вышла короткометражка по русскому комиксу «Майор Гром», а в кино уже вовсю крутят фильм «Защитников», супергероику от Сарика Андреасяна, которая с момента анонса проекта задела очень и очень многих. В данном тексте вы не увидите разбора последнего фильма (и не факт что на пчп мы будем писать про этот шлак), но зато сможете узнать причины столь острого и болезненного восприятия у вас и ваших друзей и родных этого и многих других фильмов. А для того, чтобы причины, породившие это явление, виднелись отчётливее, для сравнения будет использован кинематограф западный, а если быть точнее, голливудский.

Супергероика как отдельный жанр развивалась в США на протяжении всего 20-го века. Массовая культура для американцев — источник мифов, культурное основание, которое объединяет жителей «котла наций». Их общая история насчитывает всего пару сотен лет и заставляет отдельных людей искать свои корни где только можно. В России ситуация совершенно иная и слепое копирование готовых шаблонов порождает произведения подобные «Защитникам».

Мир массовой культуры

Понимание массовой культуры невозможно без понимания массового общества, которое было создано при разрушении общества традиционного и создания так называемого «общества модерна». Отчасти о формировании массового общества я писал уже здесь, но рассматривал его возникновение в контексте появления СМИ, которые и в данном случае оказываются очень важны для понимания современного общества. Общественная структура претерпела заметные изменения за последние 200 лет, но некоторые вещи остались неизменными — существование СМИ невозможно без людей, которые потребляют информацию, созданную или переработанную ими. Но при этом их роль отчасти изменилась: если раньше первостепенным для них было отражать интересы определённых групп и удовлетворять их потребности (в том числе через отражение их интересов), то сейчас роль СМИ такова, что они в большей степени, чем раньше, формируют людей. Это двойственный процесс передачи информации, которая одновременно и ориентируется на потребителя и ориентирует его на дальнейшее потребление. И так как охват СМИ колоссален, а влияние даже в эпоху соцсетей значительно — они точно так же как и отдельные люди участвуют в создании массовой культуры, культуры, в которой мы все «обитаем» с вами. В широком понимании культура (как совокупность всего созданного людьми за всю историю человечества) в значительной степени определяет менталитет (образ мышления, поведения и реакции на окружающую среду) и формирует стереотипы (устоявшиеся формы восприятия).

Черепашки-ниндзя изначально были пародийными персонажами, но в конечном итоге всё равно вписались в массовую культуру. В 90-ые они (как Спаун и многие другие персонажи этого времени) боролись с бандитами. Когда же социальная реальность изменилась, Черепашки начали бороться с террористами — фильм 2014 года тому подтверждение.

В подобной интерпретации массовая культура — это культура стереотипов, которая позволяет человеку ориентироваться в окружающем его мире. Черепашки-ниндзя, супергерои и террористы занимают столь же важное место в его сознании, как и коррумпированные правительства всех стран, война в Сирии и подорожание продуктов питания в «пятёрочках» и «магнитах». Но при этом массовая культура не констатирует истинный (или приближенный к истинному) порядок вещей, а скорее является его отражением, интерпретацией. Проще всего воспринимать массовую культуру как параллельную реальность, которая в определённой мере является отражением нашего мира. Массовая культура невозможна без творчества, а творчество невозможно без интерпретации полученного жизненного опыта творцом. Всё, что он видит в этом мире, преломляется в его сознании и становится предметом культуры, который начинает свою жизнь вне воли творца. В этом аспекте культура не только являет собой отражение реального мира, но и становится актором его изменения. Созданное произведение влияет на людей, которые, в свою очередь, меняют своё мышление (или наоборот — не меняют) и впоследствии меняют своё поведение. И это хаотическое движение постоянного саморазрушения и самосозидания и порождает человеческое общество.

Мир массового кинематографа

Кинематограф (как вы понимаете, массовый) был для Ленина важнейшим из искусств, а Гитлер меньше чем за 10 лет смог воспитать поколение радикальных патриотов, просто поставив на поток производство фильмов о подвигах немцев и дав каждой школе в Германии по проектору. Дело, конечно, происходило в первой половине 20-го века, но даже сейчас кинематограф (наряду с другими формами массовой культуры) остаётся всё таким же важным способом формирования представлений об окружающем мире. Фильмы про гигантских роботов инопланетного происхождения формируют образ военных из США; «Прибытие» и «Притяжение» показывают, как люди могут (и как должны) начать взаимодействовать с пришельцами, если те внезапно прилетят на Землю; сериалы типа «Викингов», «Марко Поло» или «Екатерина» рисуют картинки давно минувших эпох и событий.

Сериал «Мужчина ищет женщину» в гротескной и гиперболизированной форме рассказывает об основных проблемах современной молодёжи и о том, какие проблемы бывают у парней, ищущих себе девушку. Он не только позволяет посмеяться над собой, но и в конечном итоге показывает как себя вести стоит, а как нет. Это не тот опыт, который можно получить от родителей или из учебников и именно поэтому данный сериал оказывается столь важен.

Каждый новый фильм и сериал ориентируется на сложившиеся отношения в конкретной сфере человеческой деятельности, через конфликты раскрывает различные формы взаимодействия и в финале показывает, к чему может привести определённый выбор. Для кого-то кино становится способом наделить какую-либо информацию «жизнью», актуализировать её, для кого-то — единственным источником получения знаний о мире. Государства формируют свой имидж через кинематограф, рассказывают о своей культуре и истории. Самовыражение через кино оказывается важно не только для конкретных потребителей или людей, которые задействованы в этой сфере производства, но и для различных политических сил. Через кино транслируются ценности, формируются стереотипы и преподносятся готовые поведенческие паттерны. Стоит ли говорить о том, что представление определённых социальных групп и слоёв в кино становится для них важным? Какие-то фильмы становятся «остросоциальными» из-за того, что поднимают важные для общества (или отдельных его представителей) темы, какие-то наоборот — оказываются не интересны людям, потому что в очередной раз пересказывают «очевидные истины». Какие-то оказываются важны для всех, потому что затронутые там темы ценны вне конкретного времени («Король Лев», «Спасти рядового Райана», «Титаник»), какие-то наоборот — забываются по прошествию хайпа («Повелитель Бури», «12 лет рабства»). Но в конечном итоге они оказываются важны лишь тогда, когда задевают интересы конкретных людей, и чем таких людей больше, и чем сильнее их влияние на общество — тем, в конченом итоге, популярней становится фильм, вне зависимости, удовлетворяет он потребность в рефлексии истории, ностальгии или в банальном развлечении.

А чьи интересы-то?

За сотню лет (общемировой) кинематограф прошёл огромный путь, но в данном случае нам важно его зарождение в двух странах — США и СССР. Голливуд был создан энтузиастами (для иллюстрации этого факта советую посмотреть фильмы «Хранитель времени», «Кинг-Конга» Питера Джексона или прочесть «Движущиеся Картинки» Терри Пратчетта), которые смогли использовать новое слово техники для зарабатывания денег. Коммерческая, максимально прагматическая выгода служила и до сих пор служит целью при создании любого фильма, ориентированного на массы. Конечно, за всю свою многолетнюю историю Голливуд менялся, но в 70-е годы, после затяжного периода нежной любви к артхаусу и остросоциальным картинам для кинокритиков, не без участия Стивена Спилберга и Джорджа Лукаса, вновь вернулся к истокам, и переориентировался на (преимущественно) развлекательные картины для практически всех возрастов.

Сериал о Бэтмене 1943 года не только повествовал о борьбе с бандитами, организованной преступностью и злыми учёными, но и содержал анти-японские настроения, позволял расистские замечания и прочие этнофолизмы.

Содержательную сторону американских картин в большинстве случаев не стоит воспринимать вне контекста истории, культуры или государственного устройства США. Отсутствие чернокожих в фильмах до 70-х было «нормой», но после картин Джорджа Ромеро про живых мертвецов с темнокожими актёрами в главных и второстепенных ролях положение дел изменилось. Движение афроамериканцев за свои права изменило культуру США, заставило режиссёров снимать фильмы о рабстве, социальном неравенстве и угнетении прав меньшинств. Политическая реальность менялась, и на смену угнетённым темнокожим пришли не менее угнетённые представители лгбт-сообществ и куча «понаехавших», которые в относительно короткий промежуток времени стали полноправными членами американского общества. «Пёстрый» состав почти любого блокбастера — это отражение различий между людьми, которые называют себя «американцы». С одной стороны есть, которые люди жаждут увидеть в кино то, что видят в реальной жизни, а с другой стороны есть огромное количество организаций, которые отстаивают права различных групп и в рамках правового государства (и равенства всех перед законом в идеале) пытаются добиться и равного культурного представительства. В таких вроде бы незначительных моментах общество само регулирует себя без участия государства (и даже оказывает на него влияние), и это тоже является особенностью культуры Штатов. Не стоит забывать и том, что коммерческий успех некоторых картин напрямую зависит от того, будут ли в них присутствовать не белые актёры — разрастающийся рынок Китая последние лет 5-6 заставляет Голливуд менять свою «политику» и идти на сотрудничество с заокеанскими партнёрами, чтобы заработать большее количество денег.

Подобный актёрский состав в 2017 году способен вызвать у зарубежных интернетов лишь негативную реакцию. И именно её он и вызвал.

Современное американское общество разбито не столько идеологически, сколько по отношению к конкретным вопросам, и это напрямую отражается в их политической культуре — демократы и республиканцы спорят о том, как следует государству поступить в отношении нелегальных эмигрантов, террористов, абортов и марихуаны. Да и само государственное устройство США специфично: отдельные «штаты» объединились во время войны за независимость 1775-1783 годов во многом для того, чтобы их интересы перед Англией представлял один человек (группа людей), а не толпа. Законы Штатов ценятся выше законов государства, да и вообще каждый субъект является самостоятельной экономической единицей и при желании вообще может провести референдум о выходе из Союза. США, как и Канада, исторически являются конфедерацией («Содружеством», прямо как в Fallout 4), и это тоже не стоит опускать. Масскультура США представляет из себя мозаику, в рамках которой могут находиться рядом противоположные точки зрения, которые будут отражать конфликт идей, присутствующий в обществе. Там возможны сериалы вроде «Карточного домика» и «Американской семейки» ровно настолько же, насколько они и невозможны. Но они там есть, они популярны, и они продолжают выходить, а значит они важны и из-за этого приносят деньги.

Meanwhile in Russia

Придя к власти, партия Большевиков начала строить новый тип общества, социалистический, который должен был стать следующим после капитализма этапом в развитии человечества. Получалось по-разному, но в конечном итоге государство и государственный аппарат стали огромным частным собственником, этакой сверхкорпорацией, под контролем которой оказались жизни десятков миллионов людей. Как и завещал Ленин, главной задачей советского кинематографа стало формирование «человека советского». Олигархический режим сменился на диктаторский (или тоталитарный), а затем «оттаял» до авторитарного, но власть всё это время находилась всё так же у одного слоя общества — партийной номенклатуры. Марксистско-ленинской/сталинской идеологией было пропитано общество в каждой сфере, и кинематограф, в первую очередь, отражал интересы правящего чиновничьего класса и идеологически оправдывал существующий строй. Социалистический реализм (или соцреализм) стал главенствующим стилем как в литературе (критика этого стиля прекрасно описана Сорокиным в «Норме» и романе «тридцатая любовь Марины»), так и в кино. В дальнейшем подобное изображение реальности породило у части советских граждан двоемыслие, которое позволяло им воспринимать одновременно и идеализированную-идеологизированную реальность, и не ловить брейнфаки от того, что мир вокруг них заметно отличается от того, что пишут в газетах, говорят по радио и вещают с телеэкранов. Для советского человека было нормальным читать между строк и интерпретировать увиденное и услышанное из-за того, что железный занавес, опущенный на страну, вынуждал людей жить в информационном вакууме.

Фильм «Трактористы» вышел в 1939 году и числе всего прочего готовил население СССР к грядущей войне. Это один из самых явных примеров манипуляции общественным сознанием с помощью кинематографа.

В рамках подобного политического режима любая критика власти и критика существующей реальности могла существовать лишь с позволения властей. Жёсткая цензура вынуждала авторов или создавать то, что будет принято чиновничеством, или создавать произведения «со вторым дном», или же просто тайком переправлять свои произведения за рубеж и печатать их там. Творчество в Советском Союзе было идеологизированным в любом случае: оно могло оправдывать власть (и существующий общественный строй) или её критиковать. Как и в Российской Империи творцы становятся людьми, готовыми поднести к лицу «власти» зеркало и дать ей увидеть, чем она на самом деле является. В лучшем случае будет существовать точка зрения власти и её критика, в худшем — лишь точка зрения власти.

В подобной реальности масштабного цензурирования информации население оказывалось вынуждено ловить каждое слово, чувствовать «настроения» и уметь вовремя менять свою позицию (это, кстати, и стало причиной того, почему после развала СССР именно самые активные коммунисты столь рьяно сжигали свои партбилеты). После недолгого периода бандитизма и той самой демократии, Россия вернулась на прежние рельсы авторитарного государства. Вся та ненависть к Советскому Союзу, Сталину, попытки взглянуть на ВОв как на великую трагедию, а не как на Великую Победу, сменились обожанием Сталина, подражанием внешней политике СССР и культивированием ВОв.

Почему мы так остро воспринимаем наше кино?

Как бы странно это ни звучало, но в России за период 90-х/начала 00-х не сложилось традиции ни восприятия, ни создания массового кинематографа. Массовый кинематограф ориентируется на потребности и, в определённой степени, идеологию людей. Если мы воспринимаем идеологию как картину мира, которая отражает интересы определённого класса или группы людей, то мы должны сначала спросить себя: есть ли в России эти самые группы и есть ли у них сформированные идеологии, которые содержат отношение к текущей реальности (критику) и говорят о том, как эта реальность должна быть изменена (позитивная программа)? — И ответом скорее всего будет «нет».

Сам процесс кинопроизводства в России заметно отличается от зарубежного не только бюджетами, но и самой механикой создания (об этом подробно можно прочесть в книге «Выходит продюсер»). Высокобюджетное российское кино редко отбивается в российском прокате, но ещё реже показывается за рубежом. В 2016 лишь 1 фильм окупился в прокате. В 2015 году их было больше.

Убеждения большинства населения РФ непостоянны и легко изменяются за счёт влияния СМИ. Сознание этих людей эклектично, а восприятие ограничено, и в силу этого, если они начинают критиковать что-либо, то это в большинстве случаев скатывается в словесный понос и показывает совершенную некомпетентность критикующих в определённом вопросе — из этого даже отдельную передачу «Класс Народа» сделали. Каждый снятый в России фильм (и любое другое произведение) инстинктивно воспринимается или как апологетика существующего общественного строя, или как очередная критика от диванного эксперта, который выделяется из основной массы лишь тем, что решился на критику, а не ограничился разговором на кухне под водку с огурцами. Десятилетия поисков внешних и внутренних врагов сказались так, что любое содержащее критику произведение создавалось с желанием разрушить нашу страну, а любое произведение, которое не содержит критику, одновременно является и не является точной копией нашего мира. Является, потому что такую позицию высказывает власть, и с этим надо соглашаться, а не является потому что «власти врут». И оба этих понимания спокойно соседствуют в головах людей.

Наше понимание отечественных кинофильмов обусловлено нелёгким историческим путём России, который до сих пор продолжает влиять на поведение людей. Состояние нашего кинематографа — это отражение состояния всей страны, которая не понимает, где она находится и чего она хочет. Малое количество кинокартин заставляет людей пристально следить за каждой большой премьерой, а посредственное качество, постоянные скандалы и распилы порождают бурную негативную реакцию.

Создание сериалов в России — больная тема для сценаристов. Кризис, последовавший за падением рубля да приевшаяся коррупция влияет не только на то, что каналы не хотят рисковать деньгами и создавать нечто новое, но и потому что до самого производства дойдёт денег куда как меньше, чем было изначально выделено.

Из-за постоянной промывки мозгов по центральным каналам, из-за деятельности телеканалов РЕН-ТВ или ТНТ пропадает не только способность критически мыслить, но и падает общий культурный уровень телезрителей. Нравственное развитие подменяется морализаторством, а за ширмой «традиционных ценностей» скрывается желание государства следить за личной жизнью всех граждан РФ. На этом фоне желание видеть «хорошее кино» невыполнимо не только из-за того, что сама формулировка изначально до ужаса оценочна и в силу этого размыта, но и потому что содержательный уровень «хорошего фильма» окажется скуден из-за общей деградации зрителя и, вполне закономерно, и творца, который тоже может быть этим самым зрителем. Полнейшее непонимание постоянно изменяющегося политического и правового поля искусственно ограничивает список проблем, о которых можно говорить. Позиция власти «давайте не будем трогать то, что и так еле держится» не даёт творцам «раскачивать лодку» и через произведения массовой культуры задавать зрителям вопросы, на которые они сами должны найти конечный ответ. Да и сама политическая реальность изменяется столь быстро, что оказывается легче шутить шутки в твиттере или снимать унылые ура-агитки, чем создавать глубокие и целостные произведения. Вдруг к моменту выхода это уже начнут считать экстремизмом?

Ценностное поле современной России определяет массовую культуру и массовый кинематограф. Метанарративные схемы американской культуры, которые уже давно стали штампами, рассказывают о том, как люди свергают власть тиранов (восприятие войны за Независимость) или о том, как человек борется с системой (предпринимательский дух, упёртость, ориентация на то, что отдельный человек способен изменить весь мир своими действиями). Если у нас и есть что-то подобное, то скорее всего это поиски врагов, которые мешают «нам» наслаждаться жизнью, желание «жить как все” и ещё пара-тройка моделей поведения, оставшихся нам от жизни в «Совке». В России уже научились делать фильмы-катастрофы да показывать мощь человеческого духа, но с остальным пока всё очень и очень печально. Первый полнометражный фильм от Bubble выйдет ещё нескоро, так что пока придётся «наслаждаться» «Защитниками». И посмотрите трейлер снова, но теперь держа в голове всё то, что вы прочитали выше:

Опубликовал | 24/02/2017|Categories: Научпоп, Фильмы|Tags: |комментария 3

About the Author:

Педагог-политолог по образованию, люблю Warhammer 40,000, «Плоский мир» и вообще любые произведения с качественным ворлдбилдингом и раскрытием персонажей.
  • В общем согласен с Тошей, но с выводами на счёт связи русского кино и деградирующим населением. Тут не нужно быть политологом или профессионалом в какой-либо другой области, чтобы понимать, что большинство этих фильмов, снятых за счёт государства, это откровенный распил бабла. Отсюда и низкое качество работы, ибо заработок не является целью.

    Но есть и хорошее кино, из последнего — Хардкор. Окупился в прокате, идея не заезженная, рейтинги адекватные. Все счастливы.

  • Tot2d2

    Либо я плохо понял (ибо деградирую), либо Тошик сводит неприятие к отечественным фильмам к двум моделям поведения, к двум основным причинам: 1)фильм отражает навязанные установки, от которых итак устаёшь в жизни;2)Фильм критикует установки и выражает мысли, которые итак были очевидны, а потому создатели оказываются не нужны. Но ведь это огромное упрощение, хотя конечно любая теория, даже если это теория Нерпы, требует под себя упрощение действительности и опору на модели. А потом уже делаются выводы.
    И всё же я бы отметил, что кинопрокатчики и тот же Фонд Кино доверяют в основном одним и тем же режиссёрам, в то время как у зрителей кредит доверия к тем же режиссёрам падает. И так с каждым фильмом.

    • toshik37

      > к двум моделям поведения, к двум основным причинам: 1)фильм отражает навязанные установки, от которых итак устаёшь в жизни;2)Фильм критикует установки и выражает мысли, которые итак были очевидны, а потому создатели оказываются не нужны

      ну, почти. Кино (и вся культура) как и в совке воспринимается как навязывание, а не как развлечение. И даже если оно является первостепенно развлечением, оно воспринимается как навязывание. Источником идей является авторитарное государство, а большинство внесистемных критиков оказываются неспособны дать целостное восприятие мира и кроме оголтелой ругани привнести что-то позитивное.

      Если поведение государства реакционно и последовательно только из прагматических целей, то идейно и ценностно оно (поведение) оказывается противоречиво. Соответственно что апологетика, что критика в таких условиях оказывается непоследовательна.

      В подобном случае общество оказывается «бедно» идейно и массовый кинематограф (если он создаётся так, чтобы сделать что-то, что понравится зрителю и чтобы заработать денег) тоже оказывается «ущербен»